Вчера “директолог”, сегодня преуспевающий “нейро-таргетолог”. И далее со всеми остановками


Завернем одну вещь для вечера понедельника, чтобы хватило на всю неделю размышлений. Готов? Поехали.

Если ты не будешь изучать классиков и олдовых гуру — ты будешь вынужден изобретать велосипеды. Это справедливо для любой области знаний, для любой отрасли и для любой ниши. Это не более чем здравый смысл, экономия ресурсов и срезание углов.

Есть слабо оспоримая истина — хочешь начать бизнес в новой нише, сначала изучи её историю. Хочешь открыть кафе? Отлично. Иди в библиотеку, возьми подшивку районных газет за максимальный срок и выискивай все случаи открытия кафе на той улице, где ты хочешь открыться. Это тебе сэкономит массу всего.

Аналогично в любых других сферах. Хочешь пример из интернет-маркетинга? Ты сам попросил.

Было время, когда выгодно было фрилансить в области seo. Спецов мало, методики непонятные заказчику, результаты можно показать (см. «спецов мало» — конкуренция не та, поисковики вялые и т.д.). Фактически можно было брать деньги регулярно раз в месяц, покупать ссылки на 10% от полученных денег, а остальное спокойно пропивать. Потому что _любой_ результат можно было объяснить, обосновать и в крайнем случае заболтать.
Что произошло потом? Ты знаешь.

Тренд переметнулся на контекстную рекламу. В РФ это в 90% случаев был Директ. Появились всякие конторы типа БМ. Появились богомерзкие «директологи». Появилась полная чушь и ересь вроде «утром деньги — вечером клиенты». Это такая дичь и неправда, о которой можно написать три тома не хуже «Войны и мира». Точнее это уже было бы «ни мира, ни войны».

Но поскольку будущее размазано манной кашей по тарелке неравномерно, то в некоторых участках тарелки появились более густые комки (манка — она такая, да). Так, например, толковые seo-оптимизаторы внезапно перековались в контент-маркетологов (и правильно сделали).

А что сделали остальные? Особенно богомерзкие «директологи»? Они перековались в таргетологов, уловив тренд социальных сетей. Стало ли невыгодно заниматься чистым seo и чистой контекстной рекламой? Для бестолковых — безусловно. Как писал Генрих Гиз еще в 16 веке: «Бестолковые умрут первыми». Потому как толковые стали зарабатывать только больше, за счет существенно поредевшей поляны (обратно см. «конкуренция»).

Прекратилась ли эта чехарда? Конечно нет! Внезапно вчерашние новоиспеченные «контент-маркетологи» открыли для себя email-маркетинг. А «толковые» богомерзкие директологи вдруг поняли, что без копирайтинга им не обойтись и кинулись включать в свои услуги создание лендингов (как уродливый вариант копирайтинга). Это конец? Конечно же нет.

Завтра появится какой нибудь «нейро-таргетинг» и массы этих же самых персонажей ломанутся туда с криками «эгегей, бл**ь!». И продолжат там снимать пенку и стричь купоны.

А потом появится еще что-то. И еще что-то. Это, вообще-то, закон. Если кто не понял. Это законы капитализма, которые блестяще описал Карл Маркс в 1865 году в своей работе «Заработная плата, цена и прибыль».

Думаю, что читать целиком ты его работу не будешь, поэтому давай докажу тебе свои выкладки прямой цитатой из русскоязычного издания этой работы:

«Совершенно верно, что рабочий класс, рассматриваемый как целое, тратит и вынужден тратить свой доход на предметы первой необходимости. Поэтому общее повышение уровня заработной платы вызывает рост спроса на предметы первой необходимости, а следовательно, и повышение их рыночных цен. Для капиталистов, производящих эти предметы, повышение выплачиваемой ими заработной платы компенсируется повышением рыночных цен на их товары. Но как обстоит дело с другими капиталистами, которые не производят предметов первой необходимости?

Не следует думать, что таких капиталистов мало. Если вы примете во внимание, что две трети национальною продукта потребляются пятой частью населения, — а один член палаты общин недавно утверждал даже, что они потребляются только седьмой частью населения, — то вы поймете, какая огромная часть национального продукта должна производиться в виде предметов роскоши или обмениваться на них, и какое огромное количество предметов первой необходимости должно расточаться на лакеев, лошадей, кошек и т. д. Эта расточительность, как мы знаем из опыта, при повышении цен на предметы первой необходимости всегда подвергается значительному ограничению.

Итак, каково же будет положение тех капиталистов, которые не производят предметов первой необходимости? Вызванное общим повышением заработной платы падение нормы прибыли они не смогут компенсировать повышением цен на свои товары, так как спрос на эти товары не увеличится. Их доход сократится, и к тому же из этого сократившегося дохода им придется больше платить за то же самое количество вздорожавших предметов первой необходимости.

Мало того. Так как их доход уменьшится, им придется сократить свои затраты на предметы роскоши, и таким образом уменьшится их взаимный спрос на их же собственные товары. Вследствие этого уменьшения спроса цены на их товары упадут. Следовательно, в этих отраслях промышленности норма прибыли понизится не только под влиянием самого по себе общего повышения уровня заработной платы, но и под влиянием совместного действия общего повышения заработной платы, повышения цен на предметы первой необходимости и падения цен на предметы роскоши.

Каковы же будут последствия этого различия норм прибыли капиталов, занятых в разных отраслях промышленности? Конечно, такие же, как во всех случаях, когда по какой-либо причине возникают различия в средних нормах прибыли разных сфер производства. Капитал и труд перемещаются из менее выгодных отраслей в более выгодные, и этот процесс перемещения капитала и труда продолжается до тех пор, пока в одних отраслях промышленности предложение не возрастет соответственно возросшему спросу, а в других не упадет в соответствии с сокращением спроса. Как только произойдет это изменение, норма прибыли в разных отраслях промышленности снова выравняется.

Так как вся перетасовка сначала возникла только вследствие изменения в соотношении спроса и предложения различных товаров, то после исчезновения причины прекращается и ее действие, и цены возвращаются к своему прежнему уровню и равновесию. Падение нормы прибыли, вызванное повышением заработной платы, не ограничивается отдельными отраслями промышленности, а становится всеобщим. Согласно нашему предположению, но происходит изменении пи в производительной силе труда, ни в общей массе продукции, но изменяется форма этой данной массы продукции.

Большая часть продукции находится теперь в форме предметов первой необходимости, меньшая часть — в форме предметов роскоши, или, что сводится к тому же, меньшая часть обменивается на заграничные предметы роскоши и соответственно больше потребляется в своей первоначальной форме, или, что опять-таки сводится к тому же, большая часть отечественной продукции обменивается вместо предметов роскоши на заграничные предметы первой необходимости.

Поэтому общее повышение уровня заработной платы после временной пертурбации рыночных цен вызывает лишь общее понижение нормы прибыли, но не приводит к сколько-нибудь длительному изменению цен товаров.»


Понравилось? Поделись!